Главная » ОТНОШЕНИЯ » Традиционный секс — что это?

Традиционный секс — что это?

Традиционный секс — что это?

Эксперты — о наших сексуальных предпочтениях, о здоровом и болезненном в них, о соотношении природного и социального.

Секс 

18+

Что говорить, если вас попросили произнести тост?729637Мануальные техники в сексе: тайна для двоих556241«Не могу встретить мужчину по сердцу. Проблема во мне?»8754

Несколько лет назад Госдума приняла поправки к закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В них упоминаются «нетрадиционный секс» и «традиционные семейные ценности», однако понятие «традиционный» в законе не раскрыто. Какие традиции нашей многонациональной страны имеются в виду? Как образы СМИ влияют на детей и подростков? И где граница между пропагандой и доступом к информации?

Традиции против геев?  

Обсуждая с экспертами «традиционный секс», мы то и дело сбивались на вопрос о гомосексуальности. В обществе поправки к закону были восприняты как направленные против гомосексуалистов, в этом же качестве их осудил в своей резолюции Европарламент. Многие выражали опасение, что эти изменения в законодательстве станут поводом для дальнейшего ограничения прав ЛГБТ-сообщества. Во всяком случае, стало понятно, что однополым парам не удастся усыновлять детей.

Но в законе, судя по всему, понятие «нетрадиционный секс» не сводится к «гомосексуальности». Традиционный секс — «то, что происходит в браке между мужчиной и женщиной», считает Алексей Комов. А значит, тот, кто занимается сексом с разными партнерами (другого пола), оказывается вне «традиционности», хотя в истории это отнюдь не новое явление. Сериал «Секс в большом городе», по мнению Алексея Комова, тоже может разрушить правильные представления о семейной жизни, поэтому его не следует показывать подросткам.

Слово «традиционные» скорее относится к форме отношений, считает Ирина Панюкова , предлагая использовать слово «здоровые», то есть «способствующие сохранению, укреплению и развитию физического, психического и духовного здоровья». Ведь вполне традиционные по форме отношения могут быть нездоровыми по содержанию, когда они связаны с домашним насилием, угнетением, подавлением.

А могут ли быть взаимная поддержка, забота, доверие и нежность в отношениях между партнерами одного пола? Иными словами, могут ли такие отношения быть здоровыми? Мы бы предположили, что такое возможно. Однако многие психоаналитики считают, что сексуальная идентичность ребенка возникает в отношениях с разнополыми родителями: он по-разному относится к матери и отцу; благодаря этому осознает, кто он такой, и выбирает тот самый «традиционный» сексуальный сценарий.

Алексей Комов в связи с этим отмечает, что в Швеции появились детские сады, где детей называют местоимением среднего рода, а во Франции вместо «мать» и «отец» в свидетельстве о рождении будут писать «родитель 1» и «родитель 2». «Под предлогом защиты прав меньшинств попираются права большинства», — оценивает он ситуацию.

Чем опасно для ребенка непонимание того, «кто я есть», отсутствие ориентиров? Оно ведет к внутренней неопределенности, увеличивает его тревоги, отвечает Ирина Панюкова. А также делает его чувствительным к внешним воздействиям, лишает его устойчивой жизненной позиции, возможности совершать выбор в важных вопросах. В конечном итоге человек лишен возможности с достоинством жить своей жизнью: не зная, кто он такой, он не может решить, что для него хорошо, а что плохо.

Мы всегда будем разными 

Алексей Комов настаивает: в среде гомосексуалов гораздо чаще встречаются депрессии, наркотическая зависимость и самоубийства, и все это — следствие выбранного ими образа жизни.

В ответ Андрей Россохин замечает: взгляд на гомосексуализм как на заболевание с тяжкими последствиями возвращает нас в психологически непросвещенный XIX век. С тех «дофрейдовых» времен мы научились глубже понимать сложности психического и сексуального становления человека. Истинная проблема для взрослого — не та или иная сексуальная идентичность, а невозможность достичь ее зрелой стадии, когда человек принимает самого себя и при этом способен принимать другого, насколько бы ни были велики различия между ними.

«Взрослые могут делать за закрытыми дверями все, что им нравится, — заключает Алексей Комов. — Но не надо показывать это детям!» И Андрей Россохин с этим в общем согласен: «Алексей прав, говоря о недопустимости пропаганды, направленной на детей. Для маленького ребенка взрослая сексуальность должна быть областью тайны. Потому что именно любопытство порождает фантазии и развивает тем самым внутренний мир ребенка».

«Гомосексуальность — это результат пропаганды» 
Алексей Комов

«Очень важно, какой образ семьи создают СМИ: ведь до 17 лет ребенок испытывает около 65 000 часов массмедиа-влияния! А с родителями он проводит в 30 раз меньше времени*. Фильм «Горбатая гора» о любви двух ковбоев — это не то, с чего дети должны брать пример.

Утверждение, что гомосексуализм является врожденным, научно не доказано. Исследования однояйцевых близнецов (с идентичными генами) показало, что только в 11% случаев брат гомосексуала также является гомосексуалом**. Значит, большинство вступают в гомосексуальные отношения не по природной склонности, а под влиянием пропаганды или в результате соблазнения старшими.

Государство и общество не должны заниматься сексуальным просвещением. Это задача родителей. Пусть они сделают это в соответствии со своими традициями, религиозными или нравственными. И они могут давать эту информацию детям дозированно, когда у тех возникнут вопросы. Акцент на сексуальности, который существует в СМИ, вообще не оправдан, поскольку это не является единственным и самым главным аспектом отношений между людьми, и происходит перекос, мне кажется, именно в сторону сексуальности в отрыве от духовности и ответственности».

«СМИ не создают, а только отражают нашу реальность» 
Ирина Панюкова

«Система внутренних ценностей у ребенка складывается в семье. Все сведения, которые приходят к нему извне, он оценивает в соответствии с теми представлениями, которые он выработал с помощью родителей. И его нельзя будет убедить попробовать то, что он не считает для себя полезным.

Сегодня мораль стала более индивидуальной и вариативной, тогда как раньше в оценке хорошего и плохого можно было опираться также и на общественную мораль, которая диктовала правила поведения. Сейчас, например, у женщины может быть два партнера — один поддерживает ее материально, с другим ей весело. Ее поведение раньше встретило бы общественное порицание, а сегодня может расцениваться как нормальное или даже желательное. После изобретения контрацептивов, которые дали возможность избегать зачатия, женщины могут вести себя в сексе подобно мужчинам, и сегодня для многих секс приобрел самостоятельную ценность, стал способом получить удовольствие и отдохнуть.

Но у отношений, в которых нет ничего, кроме физической близости, мало ресурсов для развития. Поэтому те, кто вступает в такие отношения, склонны часто менять партнеров, искать более сильных впечатлений. Кино, телевидение, другие СМИ не создают эту реальность, они ее отражают».

«Семья формирует сексуальную идентичность» 
Андрей Россохин

«Принятие нетрадиционных, гомосексуальных отношений как одной из форм человеческих взаимоотношений — тест на зрелость нашего «Я» и нашего общества. Психоаналитики считают, что принятие различия полов и поколений — важный показатель зрелой сексуальной идентичности, но сам путь к ней — долгий процесс со множеством конфликтов. В любой точке этого пути внешнее влияние (например, родители) может как способствовать психосексуальному развитию, так и повлиять на него деструктивно, лишая сексуальность какой-либо тайны.

Но тайну в равной степени убивают как предписания традиционной нравственности, так и открытая сексуальная пропаганда — вне зависимости от того, соблазняют ли подростка гетеро- или гомосексуальными образами. Где нет психической тайны, там остается одна физиология с ее сиюминутной разрядкой.

Главная функция родителей — оберегать ребенка от чрезмерной биологизации сексуального развития и помогать ему обретать его сексуальную идентичность. Пусть он видит, что для них важно телесно чувствовать, целовать и обнимать друг друга, — но то, что происходит в их спальне, должно оставаться тайной. По мере его взросления родители будут готовы услышать его вопросы — но ответы не должны вносить слишком много ясности и конкретики, уничтожая его фантазию. Главное, что могут сделать взрослые, — помочь ребенку принять то, что сексуальность требует взросления и развития, а не быстрого удовлетворения».

Об экспертах

Алексей Комов — президент аналитического центра «Семейная политика.РФ».

Ирина Панюкова — психотерапевт, сексолог, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии, медицинской психологии и сексологии РМАПО.

Андрей Россохин — психоаналитик, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психоанализа и бизнес-консультирования НИУ ВШЭ.

* По данным сайта Movieguide.org

** J. Bailey, M. Dunne, N. Martin «Genetic and environmental influences on sexual orientation and its correlates in an Australian twin sample» Journal of Personality and Social Psychology, 2000, vol. 78, № 3.

Поделитесь с нами своим мнением

Источник

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика